Проблема выплат пенсий жителям неподконтрольных украинским властям территорий Донетчины и Луганщины, равно как долги по пенсиям внутренне перемещенным лицам (ВПЛ), остаются больной темой. Периодически предлагаются различные варианты решения вопросов, однако ситуация с места не двигается, а долги нарастают. Эксперты рассказали «Донецким новостям» о том, на какой стадии находятся сейчас эти проблемы, а также предложили свои варианты их решения.

Анастасия Одинцова, эксперт по адвокации БФ «Право на защиту» («Право на захист)»:

– По состоянию на июль 2019 года долг перед пенсионерами с временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей составил 62 млрд грн. На данный момент он, скорее всего, увеличился. И точно о его размерах мы не знаем: Пенсионный фонд Украины (ПФУ) не слишком стремится разглашать эту информацию. Мы можем только предполагать, что имеем увеличение этой суммы – в частности, из-за того, что более года назад было принято Постановление КМУ №335, согласно которому задолженность по пенсиям выплачивается в соответствии со специальным Порядком. И уже больше года его не могут разработать.

Более того, ПФУ и Министерство социальной политики не могут сказать нам точно, когда именно будет утвержден этот Порядок. Однако на сегодня мы имеем определенные изменения: отныне пенсионные выплаты ВПЛ будут регулироваться Постановлением КМУ №637.

Но и там звучит тот самый специальный Порядок, которого до сих пор так и не и существует. Возможная причина его отсутствия, скорее всего, заключается в том, что в правительстве не могут решить, как реструктуризировать долг по этим пенсиям.

Сейчас общественными организациями доработан законопроект, ранее зарегистрированный под №6692. Он так и не был проголосован Верховной Радой предыдущего созыва. В нем мы предложили механизм решения проблемы по аналогии с недополучением пенсии по вине гражданина – однако без ограничения срока. То есть, после обращения гражданина предполагается единовременная выплата долга за 12 месяцев, а затем ежемесячно и до погашения задолженности (кроме самой «текущей пенсии») будет выплачиваться и долг ежемесячно равными частями, не превышающими месячный размера пенсии. Но пока вопрос так и остается без решения

Дарья Толкач, координатор по адвокации БФ «Право на защиту»:

– Дальнейшая судьба законопроекта №6692 пока неизвестна. Потому что мы не знаем точно, примет ли профильный Комитет Верховной Рады по вопросам социальной политики этот законопроект в том виде, в котором он предлагается общественными организациями, или он будет доработан и изменен депутатами.

Алексей Кущ, финансовый эксперт:

– В проекте бюджета-2020 заложено 170 млрд грн на покрытие дефицита ПФУ. То есть, на покрытие задолженности по выплатам пенсий на оккупированных территориях деньги не заложены. А там речь идет о сумме 60-70 млрд грн. То есть, если бы власть планировала делать что-то в этом направлении, то трансферт на покрытие дефицита ПФУ был бы 230 млрд грн или даже больше.

Из этого следует, что пока мы слышим лишь декларации. И в ближайшее время никто не собирается возвращать пенсионные долги жителям оккупированных территорий. Аргументы, что там нельзя выплачивать пенсии, что есть трудности с верификацией, – несостоятельны. Как и аргументы, что предприятия неподконтрольной части Донбасса не платят единый социальный взнос (ЕСВ), потому, мол, и пенсии там платить нельзя.

У нас общенациональный принцип наполнения ПФУ. Если где-то, допустим, в Харьковской или Киевской области остановится завод и перестанет перечислять ЕСВ, людей не лишают пенсии.

Коллективный принцип наполнения ПФУ подразумевает выплату пенсии, независимо от места проживания, даже за границей. У Зеленского недавно была встреча с израильским премьер-министром Нетаньяху. И наш президент пообещал, что Украина будет выплачивать пенсии своим гражданам, выехавшим на ПМЖ в Израиль. Отсутствие украинской банковской системы этому не мешает.

Если бы политическая воля, пенсионерам с неподконтрольных территорий платили бы пенсии, а также погасили образовавшиеся долги. Единственный повод не платить – нежелание тратить деньги со стороны как прежней, так и нынешней власти.

Игорь Попов, эксперт Украинского института будущего:

– Вопрос выплаты пенсий будет связан с более глобальными вопросами мирного урегулирования. На раннем этапе проблема выплата социальных платежей компенсировалась налогами, которые поступали в украинский бюджет с неподконтрольных территорий. Затем был организован неофициальный обмен информацией между непризнанными социальными службами этих территорий с соответствующими органами Украины, что привело к лишению пенсий лиц, получавших деньги из двух источников.

Даже в случае реализации плана реинтеграции первым этапом будет комплексная верификация статусов пенсионеров и социальных категорий, с анализом полученных выплат.

Вряд ли можно надеяться на удовлетворение всех заявок по долгам. Более реальным вариантом может быть применение разовых «подъемных» выплат на восстановление социально-бытовых потребностей. И то, такие дополнительные выплаты более вероятны в случае создания и наполнения Международного фонда восстановления, который будет финансировать и инфраструктурные, и социальные проекты.

Лилия Веревкина, глава Общественного союза «Сильніші разом», председатель ОО «Ти потрібен Україні»:

– С одной стороны, обнадеживает, что некоторые депутаты Верховной Рады и министры подняли и озвучили необходимость выплаты пенсии на оккупированной территории. Даже предложили вариант выплаты ее через гуманитарные миссии Международного Комитета Красного Креста. С другой стороны, есть ряд вопросов и рисков по реализации этих предложений.

Во-первых – вопрос безопасности. Представители центральных органов власти не уточнили, в какой форме собираются выплачивать пенсии: наличными средствами или на карточку. Хотя упоминание гуманитарных миссий дает понимание, что речь идет о наличных средствах.

Вариант с карточкой не подходит. Украинских банкоматов и терминалов на оккупированной территории нет, а любое использование электронного банкинга блокируется в соответствие с требованиями Правления НБУ от 06.08.2014 №466 «О приостановлении осуществления финансовых операций». Даже если у пенсионера есть деньги на карточке украинского банка, использовать практически такие средства на неподконтрольной территории без прибегания к различным «схемам» невозможно.

При варианте выплаты наличными сложность заключается в том, что на неподконтрольной территории нет возможности обеспечить безопасность лицам, которые привезут и будут выплачивать деньги, равно как самим пенсионерам. А также нет доступа в отдаленные места.

Следует помнить, что на оккупированной территории находятся не только представители армии и спецслужб РФ, не только местные органы так называемых «Л-ДНР», но и различные неподконтрольные группировки, члены которых до этого были наемниками в «горячих точках». Их преступления наиболее жестокие, они не реагируют даже на «местное законодательство».

Есть ли у нас на данный момент подтвержденная информация, что гуманитарная помощь Международного Красного Креста Украины, которая ввозится на оккупированную территорию, доходит до бенефициаров – до мирного гражданского населения? У меня, которая сама там жила при оккупации, у которой там остались близкие люди, такой информации нет. Куда исчезает эта помощь? Как происходить отчетность? Скорее всего, всё забирают себе представители «властей» т.н. «Л-ДНР».

У меня, как у юриста, был кейс: в начале 2014 года (начало оккупации, «ДНР» еще не была сформирована), женщине в Донецке должны были заплатить пенсию через «Укрпочту». По факту женщина ее не получила, хотя была подпись в журнале почты. Проблема была в том, что для экспертизы (чтобы подтвердить либо опровергнуть идентичности подписи) недостаточно несколько букв, которыми в большинстве своем подписываются пенсионеры. Иногда их подпись, в силу старости и слабости, – это всего лишь «крестик». В таких условиях, когда пенсионер/истец по сути невыездной в силу старости и наличия болезней, подделать подпись не представляет труда. Тем более, что практически нет опасения быть привлеченным к ответственности.

Я хочу предостеречь представителей наших центральных органов власти от попыток передачи наличных средств через любые гуманитарные миссии: их мандат не предусматривает подобные функции, в том числе, права на проведение идентификации личности. У них нет специализированного бронетранспорта, нет охраны. Они не могут брать на себя ответственность и выступать ответчиками в суде (в описанном выше кейсе именно «Укрпочта» была ответчиком).

Если все-таки есть желание «ввозить наличные деньги», то это можно сделать через любой международный банк, который будет одобрен в процессе переговоров в Минске. Преимущество банка по отношению к гуманитарной миссии очевидны: наличие вооруженной охраны и специализированного бронетранспорта, который даст возможность безопасно въезжать и выезжать (оставаться на неподконтрольной территории небезопасно), наличие специальной техники, которая даст возможность оперативно проверить идентичность документов и провести идентификацию личности, субъектность в суде…

Если такой вариант не может быть одобрен, лучше вообще отказаться от попытки ввоза наличных средств на оккупированную территорию.

Выходом в таком случае будет:

1. Введение вместо одного статуса ВПЛ двух или даже трех различных статусов с различными правами:

  • ВПЛ (предусматривает выплату адресной помощи и пенсии);
  • житель «серой зоны» (не предусматривает выплату адресной помощи, но позволяет получать пенсию);
  • житель временно оккупированной территории (не предусматривает выплату адресной помощи, но позволяет получать пенсию).

Таким образом, вместо 1,5 млн ВПЛ появится структура реальных переселенцев и тех, кто оформил статус исключительно для получения пенсии.

2. Убрать «пенсию» из нормативных актов, которые регулируют социальные выплаты ВПЛ. Тем самым убрать требование о справке ВПЛ для получения пенсии. Следует оставить только требование раз в полгода появляться в «Ощадбанке» для проведения идентификации.

3. При непоявлении человека раз в полгода для проведения идентификации не отменять пенсию, а приостанавливать до того момента, пока пенсионер не пройдет очередную идентификацию.

Что касается «лежачих» пенсионеров, которые не могут по причине плохого здоровья выезжать со временно оккупированной территории. Предлагаю предоставить право получать пенсию вместо них доверенным лицам (родственникам) по украинским доверенностям в «Укрпоште» вне зоны АТО/ООС. Для этого следует законодательно закрепить возможность нотариусам въезжать на оккупированную территорию и проводить там выездную идентификацию лиц с последующей выдачей доверенности сроком, например, на полгода. Нотариус может, конечно, переступить через закон и подделать документы. Но риск лишения свидетельства на занятие нотариальной деятельностью не даст такой практике быть повсеместной. Опять же, нотариус, как и банк, берет на себе функцию идентификации лица, и может быть ответчиком в суде, в отличие от гуманитарных миссий, суд с участием которых может вызвать нежелательный резонанс в международных СМИ.

Я категорически против проведения идентификации личности по скайпу, как предлагают некоторые правозащитные организации. Существуют различные компьютерные программы, способные оживить и заставить разговаривать даже портреты и скульптуры.

Елена Глушко, юрист ОО «Донбасс SOS»:

– Пенсионный фонд неоднократно анонсировал разработку Порядка выплаты пенсионных задолженностей, со множеством сложных коэффициентов. В принципе, разработка подобного особого Порядка выплат является противоправной, что подтвердил Окружной административный суд в деле № 640/18720/18 по обжалованию Постановления № 335 от 25.04.2018, которым вводится понятие «особого порядка социальных выплат». Это дело сопровождали юристы нашей организации.

Тем не менее, Кабмин подал апелляцию (с которой, впрочем, ни истец, ни третьи стороны до сих пор не ознакомлены), и 17 октября должно состояться соответствующее заседание.

Уже после подачи апелляции Кабмин принял новое постановление № 788 от 21.08.2019  – точнее, фактически утвердил январский проект постановления Пенсионного фонда, против которого в свое время категорически выступили общественные организации. В этом Постановлении особый порядок выплат задолженностей по пенсиям был отделен от выплаты задолженностей по социальным выплатам и перенесен в другое постановление.

По сути, нормы, которые были признаны судом первой инстанции противоправными, были перенесены Кабинетом министров в другой нормативно-правовой акт, в связи с чем мы сейчас подаем в суд заявление об изменении исковых требований.

Если ознакомиться с опубликованной Программой правительства на следующие 5 лет, то мы увидим, что отдельным пунктом вопрос выплаты пенсионных задолженностей переселенцам в ней не поднимается. Однако достаточно четко просматривается ориентация правительства на пенсионную реформу. Какой именно будет эта реформа – покажет будущее.

Тем не менее, необходимо констатировать, что решение вопроса выплаты пенсионных задолженностей переселенцам, особенно в тех случаях, когда речь идет о неисполнении решений судов (и таким образом подрывается авторитет судебной власти в Украине) должно являться приоритетным не только для Министерства социальной политики и Министерства ветеранов и временно оккупированных территорий, но и для Министерства юстиции и Министерства иностранных дел Украины, поскольку это очередной пример системной проблемы, существующей в государстве, на которую указал Европейский суд по правам человека в пилотном решении «Бурмич против Украины».

Андрей Кривцун , РПД » Донецкие новости»